Травиата. Премьера.

«Бросить по SMS. Начало» — услышала я в антракте. Это после того, как Виолетта ушла от Альфреда, написав ему прощальное письмо.

А ведь действительно двухсотлетнее произведение «Травиата» Верди актуально как никогда. Посудите сами. Вкратце история такова.

Молодая красотка Виолетта на содержании у столичного барона. Ей в любви признается поэт и романтик. Она решает отдаться этому чувству без всякого расчета, без денег и обязательств. Правда, ей приходится платить за всё самой. Тут появляется папа парня, которого не устраивает связь сына с девушкой с такой репутацией. Она возвращается к барону. Но вспыльчивый юнец требует разборок. Зрелый мужчина и парень на острие атаки, так сказать. Вовремя вмешивается отец романтика.

Чем вам не суть прошлогодних новостей? За исключением, слава Всевышнему, четвертого акта.

Так почему же Травиату не поют на всех углах, как то же небезызвестное «У меня появился другой» (с)? Да всё из-за этого, будь он неладен, четвертого акта. Баронов, скорее всего, не устраивает то, что их прототип ранен в дуэли и, по сути, проиграл всю войну за женщину пацану. Альфредам не интересно хоронить возлюбленную. Папам не особо приятно признавать себя старыми дураками. Ну, а Виолеттам желаннее финал как в «Красотке» — выйти замуж за такого же барона, только молодого, красивого и любящего. И уж точно не умереть в каморке от туберкулёза. Но тут, извините, итальянская опера. Тут любовь, да такая, что до смерти и без компромиссов. А про тех, кто тихо-мирно создаёт семьи, но при условии, что рядом даже шёпотом не скажут «куртизанка», а то «всё, никакой свадьбы, и мы не такие!», почти три часа не поют. Лишь упоминают так, мельком.

В новостях излагают сухие факты. Причём не всегда проверенные и крайне субъективные. А в опере каждый раз идёт разный набор эмоций и так называемого мессенджа.

В моей ленте Травиате посвящено несколько постов. При одинаковых партитуре и либретто постоянно выхожу с разным ощущением.

В новой постановке открыли купюры (для непосвящённых поясню. Это значит, что когда-то кто-то решил, что вот это играем, вот это не играем, а в это рыбу заворачиваем. Сейчас достали всё, что Верди написал, развернули, рыбу выкинули и сыграли так, как было изначально задумано.), сделали новую режиссуру (это значит, что люди выходят, стоят, двигаются по сцене, общаются между собой по-другому).

После этого появились новые акценты. Кроме тех, что мне также безумно нравятся в Зальцбургской постановке 2005 года (образ доктора (Серик Аукатов) на протяжении всего спектакля словно напоминание о смертельной болезни и начало четвертого акта с медленным отходом от Виолетты светской тусовки),

вынесли на первый план барона. Он очень важная фигура во всей этой истории. Прежде появлялся как персонаж, а не один из голосов в музыкальном номере, только для того, чтобы швырнуть перчатку в лицо Альфреду, и я думала: «Ах, как он благороден!» Сейчас он с самого начала. Да так, что Виолетта подчёркнуто «евошняя». Но при этом она живёт отдельно в доме, где он наедине с ней себя чувствует хозяином. Довольно тонкий момент, который словно намекает на то, что задействованных лиц в истории гораздо больше.

Как следствие всего этого, образ Виолетты стал глубже. Раньше она была такой грустной и печальной, той, что «тебя как рыбу к пиву подают» (с). Только в данном случае, наверное, устрицей во льду на серебряном блюде к шампанскому. Антураж другой, но суть та же. Сейчас она стала подросшим олененком Бэмби, которого за еду заставляют нагибать голову для ласки. И вот она встречает того, что не хочет дергать поводок, а нежными словами уговаривает подойти. Сорвать ошейник и убежать в лес. Вместе. Как сказали после премьеры сегодня с восхищением: «всё-таки Баспакова есть Баспакова» (с).

Единственное, мне остался непонятен момент в дуэте с папашей Жермоном там, где она просит её обнять как дочь, он протягивает руки, но она сама отталкивает. Вот если бы он отказал, чтобы в конце предложить самому, но она скажет: «слишком поздно», тогда было бы все понятно. А так — вопрос. И ещё странно, почему в четвёртом акте Виолетта наизусть читает письмо. Уверена, в этом есть смысл, просто я ещё не постигла эту истину.

На генеральной репетиции с Анастасией Кожухаровой мне вспомнился Ремарк. Было ощущение, будто перед смертью Виолетта решила побаловать себя, только не как в «Жизни взаймы» платьями, а чистой незамутнённой любовью. Да так, чтобы «на все! И сдачи не надо!».

Кстати, совет тем, кто пойдёт на второй состав. Настоятельно рекомендую обратить внимание на того, кто принесёт письмо от Виолетты Альфреду. Есенгельды Рзин это делает незабываемо.

А в первом составе работник Виолетты Максат Махулбеков так натурально переживает из-за внезапных разъездов хозяйки, что даже невольно начинаешь тоже нервничать.

Есть определённая прелесть, когда на такие маленькие роли ставят не абы кого. Чувствуешь себя будто на престижном международном конкурсе, где даже роль выносиста пистолетов можно попасть через жёсткий конкурс.

Гастон нынче Тахауи Рахметов. Он великолепен! Где та его единственная фраза с моста в «Богеме»? Уже и не вспомнить.

Маркиз весьма хорош и Эмиль Сакавов, и Толеген Рахымбаев.

Флоры Оксана Давыденко и Елена Никонова просто дивные! Они двигаются по сцене, живут, эмоционируют в соответствии с действием, а не просто концертно улыбаются, как это было у их персонажа в старой версии.

Кайрат Омирбеков самый что ни на есть баронистый барон в самом баронистом смысле этого слова.

Аннины нынче чудные! Тонкие и звонкие Ольга Лукашева и Гульнар Сакышева.

Папаши строги и ещё те манипуляторы со своими сердечными приступами. Это Олег Татамиров и Александр Сметанин.

Альфреды — Нуржан Бажекенов и Халид Нуралиев, как и положено тенорам, нервические натуры тонкой душевной организации.

Хор теперь наконец-таки проявился. Как раз его то и вытащили из купюр. Он блистает костюмами, бубнами и потрясающей игрой. И при этом прекрасно поёт.

А какой балет!

А декорации и костюмы какие просто потрясающие. Вот это действительно надо видеть.

Одним словом, удалось. Да, новая постановка состоялась и оно того стоило. Как сказали на пресс-конференции, были задействованы почти 600 человек работников театра, сшиты 50 новых фраков, использованы километры ткани. Это всё было не зря.

Теперь ещё в Риголетто добавить финальный дуэт, и моя душенька будет довольна…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *