БАБУШКИНЫ ИСТОРИИ

Мадина Рахимбаева

 

Когда-нибудь я стану бабушкой. Ко мне будут приходить внуки, наивно полагая, что бабуля кроме телевизора и древних двд-дисков ничего в своей жизни не видела. Но в один прекрасный день самый любопытный из них залезет на чердак и найдет старый лоп-топ, соорудит переходник для блока питания, включит устало шуршащую машину и увидит эти байки. Конечно, он не поверит, что скрипяще-брюзжащее существо внизу в кресле – качалке и есть та самая, из лоп-топа. Ничего не поделаешь. Это удивительная тайна времени — невозможность уловить миг перехода утра в день, а безрассудной молодости в предупреждающую зрелость и осуждающую старость.

Итак, мой любопытный внук или внучка. Садись поудобнее. Я расскажу тебе немного из того, что еще когда-то помнила и не поленилась записать.

 

Пронзительная тишина

 

О чем ты думаешь, смотря на облака? Что чувствуешь, наблюдая грозовые тучи, проносящиеся над головой, подобно бомбардировщикам, перегруженным зарядами? Ты никогда не сидел на скале, расправив руки и улыбаясь порыву ветра?

Ты — мой потомок. Конечно, ты летаешь в своих снах и мечтах. Ты рассекаешь теплый влажный воздух над океаном в тропиках. Настоящая морозная свежесть ледников обжигает твои легкие. Ты – ветер! Спасение мира от гипертрофированного зла оставим супер героям. Наша, пусть даже и воображаемая, свобода полета для чистого наслаждения. Носиться над поверхностью на невообразимых скоростях исключительно ради удовольствия – разве не счастье?

Ты понимаешь, мой юный друг, почему я решила воплотить хотя бы чуть-чуть эту сказку в реальность.

Итак, запрос во Вселенную отправлен. Ответ пришел в виде собирающихся прыгать с парашютами сотрудников с другого подразделения. К слову сказать, тогда твоя бабуля была тонкой и звонкой. Веселые сотрудники сообщили, что таких не берут в парашютисты, так как их уносит на десятки километров как пушинки.

В итоге заветный прыжок состоялся, но уже в другой компании. Полдня тренировок, около пятидесяти согласий с пунктами о том, что если вдруг случится непредвиденное, то осуществляющая мечту фирма ни при чем. Полдня на поле с вертолетами и шедеврами деревянного зодчества на три места. Причем самая чистая из кабинок, как выяснилось не сразу из-за отвлеченного внимания, отличалась прекрасным видом на летательные аппараты в виду отсутствия одной из стен.

И вот, облаченная в неподъемные атрибуты начинающих парашютистов в виде шлема, рюкзаков сзади с основным парашютом и спереди с запасным, я сидела на земле, не в силах стоять, в ожидании последнего завершающего акта этой то ли комедии, то ли трагедии.

Торжественное шествие в самолет перед камерой фотоаппарата удалось на славу. Набор высоты кукурузником казался вполне обыденным. Маленькая вытянутая комната, приятные люди, знакомый гул… И тут открыли люк. Люди, один за другим, стали шагать в неизвестное пространство с подбадривающих хлопком инструктора по спине. И вот в салоне самолета из парашютистов осталась только я. Из открытого люка виднеются квадратики полей и лугов. «Тихая речка, домик и садик…» Вот, пожалуйста, стремительный ветер, с которым надо неминуемо встретиться. Вот, пожалуйста, свобода. Но почему же так страшно? Только захотелось повернуться и сказать, что, пожалуй, я остаюсь, как мне стало ясно, что хлопок инструктора по спине со словами «Пошел!» совсем не одобрительный. Это самый настоящий волшебный пендаль, без которого скорее всего практически все остались бы в самолете. Секунда – и я уже за люком. Я уже в этом самом свистящем ветре, странно дующем снизу вверх. Может быть, Мэрилин Монро в этот момент не растерялась бы и представила, что это поток воздуха из подземки. Но твоя бабуля – не она. Я судорожно вспомнила, что надо считать: «пятьсот один, пятьсот два, пятьсот три…» За время, пока считаешь до трех именно с приставкой «пятьсот» хотя бы про себя, должен раскрыться парашют. После этого по инструкции необходимо посмотреть вверх. Если вдруг над головой нет купола, тогда не мешкая надо дергать кольцо на рюкзаке спереди, чтобы открылся запасной парашют. Посчитала, наверное, получился самый быстрый счет в моей жизни, и задрала голову… А шлем решил, что его положение в пространстве самое удачное и ни при каких обстоятельствах ему не стоит его менять. Поэтому вместо спасительного купола мне открылась во всей неоцененной красе темнота внутренней поверхности шлема.

Какое счастье, что человеческое тело так прекрасно само по себе и при этом великолепно продумано! Например, нос предупреждает о некачественной еде до того, как она попадет в рот и начнет наносить вред. Когда глаза не увидели раскрытый парашют над головой, органы осязания радостно сообщили, что нечто остановило свободное падение и будто потянуло за все предусмотрительно застегнутые ремни. Аварийные огни паники потухли, все системы организма зафиксировали нормальный полет. Мозг покровительственно разрешил расслабиться и насладиться картиной и состоянием.

Квадратики полей и огородов на тот момент уже были знакомыми, но в то же время они совершенно отличались от тех, которые я видела несколько секунд назад. Что изменилось? Была пронзительная тишина. Это не заложенные перепадом давления уши, через которые пробивается гул самолета. Это просто самая тихая, самая глухая… По-другому не скажешь, поэтому повторюсь. Пронзительная тишина. Самое беззвучное место из тех, в которых я когда-либо была. Нет тени. Нет ветра. Нет писка птиц и насекомых. Нет шума машин. Есть только солнце, от которого при желании можно отвернуться. И мое тело, висящее в пространстве подобно кулю муки.

Ничего схожего с быстрым полетом из моих снов. Состояние перехода. Уже не там, но еще не здесь. И не паришь, и не стоишь. Открылся более полно смысл выражения «находиться в подвешенном состоянии».

Прошло какое-то время. Точнее, завершился некоторый период безвременья, и мозг снова включил навигационные системы. Под ногами стали видны фигурки животных, напоминающие коров. Вспомнились слова инструктора, что замедленное падение нельзя остановить, но место приземления можно скорректировать регулированием строп. Что я и попыталась сделать.

Секунды скомкались и потекли все ускоряясь. Земля начала приближаться слишком быстро. Вдруг не смогу? Вдруг запнусь и не пробегу несколько метров, гася силу инерции? Вдруг… Хорошо, когда события не оставляют полигон для раздумий. Прекрасно, что в уже наступившем событии сразу что-то делаешь. Даже если бездействуешь, все равно это принимается как ответ.

Снова твердая земля под ногами. Привычные былинки, стрекот маленьких музыкантов вокруг… Был ли полет? Неужели это скомканное в пыли полотно – парашют, с которым я спустилась откуда-то с самолета на высоте?

Может, это снова был лишь сон?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *